24.05.2022

“Моим стихам…”

67984199

Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я – поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,

Ключевая позиция, ключевые слова – «моим стихам» – доминанта лирического Я над обозримом для нее (не знала я) миром ее творчества в прошлом, настоящем и будущем.

не знала я, что я – поэт – знал кто-то другой? Или не знал никто, даже я?

Преобладание в 1 строфе местоимений Я (не знала я, что я – поэт) и моим (моим стихам) – как четкая расстановка позиций: я и весь мир, я над всем миром, я видящая и предвидящая – мир пока не прозревший (умываемый, пробуждаемый и освещаемый весь день брызгами и искрами моего дара – высокая степень экспрессии).

Сравнения: как брызги из фонтана, как искры из ракет (фейерверк) – блестящая, животворящая и праздничная, рукотворно-непредсказуемая и недолговечная красота. Не поток или струя, способные напоить страждущего, – а брызги, будящие еще большую жажду, указующие путь к источнику; порождающие радугу на солнце в полдень и отражающие ночное серебро луны. Не пламя, способное согреть или уничтожить, – а искры, предвещающие праздник или беду, в зависимости от обращения с ними (ср. искры потухающего или

глазах критиков) в силу своей новизны и непохожести на каноны? Не прочитанными глубоко

О юности и смерти – обо всём, что значимо для человека, о самых важных периодах бытия и переходе к небытию; и в то же время темы достаточно привычные для поэтов, вневременные; нечитанность в связи с ними может означать только одно – новизну раскрытия этих тем, инакость видения их лирическим Я (никто не читал еще ТАКОГО и ТАК о юности и смерти). Юность и смерть не противопоставляются друг другу, а являют собой неразлучную пару, проявляющую дуалистичность бытия (единство и борьбу различных начал) здесь и в поэзии М.Ц. в целом (ее литературные герои нередко умирают молодыми – бабушка, мать, младшая дочь Ирина, Мари Башкирцева, Сонечка Голлидэй, Орленок – Наполеон Франсуа Жозеф, Р.М. Рильке…) или она предсказывает им раннюю смерть (на страшный полет крещу Вас, лети, молодой орел… в «Никто ничего не отнял..» О.Ж. Мандельштаму). Нередко пишет и о своей смерти («Уж сколько их упало в эту бездну…», «Идешь, на меня похожий…» и др.)

Брызги, искры – импрессионизм в творчестве М.Ц.

Первые стихи написаны Мариной Цветаевой в 6 лет.

Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти,
– Нечитанным стихам! –

Святилище – древний храм, в период многобожия, до христианства

 Сон разума, рождает чудовищ (исп. El sueño de la razón produce monstruos) — офорт Франсиско Гойи из цикла «Капричос», озаглавленный испанской пословицей.

Согласно бытовавшему в те времена представлению, живопись и графика являют собой некий доступный для всех и всем понятный всеобщий язык (исп. idioma universal). По первоначальному замыслу Гойи офорт должен был называться «Всеобщий язык». Однако это название впоследствии показалось ему слишком дерзким, и он переименовал свой рисунок в «Сон разума», сопроводив его следующим пояснением: «Когда разум спит, фантазия в сонных грезах порождает чудовищ, но в сочетании с разумом фантазия становится матерью искусства и всех его чудесных творений» (La fantasía, aislada de la razón, solo produce monstruos imposibles. Unida a ella, en cambio, es la madre del arte y fuente de sus deseos)

Сравнение: как маленькие черти – оживающие под пером  лирического Я неодушевленные творения человека (брызги фонтана, искры ракет) сменяются одушевленной субъективностью (черти – субъекты, созданные воображением людей, их мнительностью и суевериями).

Взгляд творца сменяется восприятием толпы (это она, а не лирическое Я сравнивает поэзию, далекую от классических канонов, с чертями в богоугодном заведении, литературном паноптикуме).

Развернутая метафора предшествующего и современного лирическому Я мира литературного творчества, «канонизированного» Державиным и Пушкиным: святилище, где сон и фимиам (Ср. лирическое Я М.Ц. к литическому ТЫ, О.Э. Мандельштаму в «Никто ничего не отнял…» 1916 г.: «что Вам, молодой Державин, мой невоспитанный стих»; и ср. «Сон разума, рождает чудовищ» – тех самых мнимых чертей, негативную кажущуюся видимость, неготовность к изменению мира вокруг)

Тема преследования иного, непохожего лирического Я со стороны «метров» – в подтексте (изгнание чертей из святилища, динамики из неподвижности, бодрствования из сна) – противоречит «нечитанности» (кем не читанным? Ведь уже первые сборники М.Ц. высоко оценили мэтры поэзии Серебряного века Гумилёв, Волошин)

Не читанным стихам – потому что не допущенным до широкой публики теми, кто видит в них угрозу привычной литературе паноптикума? Не понятым (пока не обретшим истинный смысл в глазах критиков) в силу своей новизны и непохожести на каноны? Не прочитанными глубоко

О юности и смерти – обо всём, что значимо для человека, о самых важных периодах бытия и переходе к небытию; и в то же время темы достаточно привычные для поэтов, вневременные; нечитанность в связи с ними может означать только одно – новизну раскрытия этих тем, инакость видения их лирическим Я (никто не читал еще ТАКОГО и ТАК о юности и смерти). Юность и смерть не противопоставляются друг другу, а являют собой неразлучную пару, проявляющую дуалистичность бытия (единство и борьбу различных начал) здесь и в поэзии М.Ц. в целом (ее литературные герои нередко умирают молодыми – бабушка, мать, младшая дочь Ирина, Мари Башкирцева, Сонечка Голлидэй, Орленок – Наполеон Франсуа Жозеф, Р.М. Рильке…) или она предсказывает им раннюю смерть (на страшный полет крещу Вас, лети, молодой орел… в «Никто ничего не отнял..» О.Ж. Мандельштаму). Нередко пишет и о своей смерти («Уж сколько их упало в эту бездну…», «Идешь, на меня похожий…» и др.)

2 строфа передает мнение критиков  – именно они не читают, а просматривают не понимая глубины новой поэзии.

М.Ц. гордилась своей непринадлежностью ни к каким литературным течениям и направлениям даже в современности.

Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.

Восклицательные конструкции во 2 и 3 строфах передают различные эмоциональные оттенки состояний лирического Я: Нечитанным стихам! – вызов не-читателям, критикам, не понимающим истинные смыслы поэзии лирического Я и судящим из своих устаревших догм и норм;

Где их никто не брал и не берет! – болезненное возмущение, обращенное к обывателям, проходящим мимо сокровищницы творчества.

Разбросанным в пыли по магазинампыль тот же сон, покой, статика; разбросанным – находящимся в хаосе, требующим упорядочивания, и в то же время живым (живое современное труднее поддается систематизации, система – удел мертвого).

Сравнение: как драгоценным винам (Настанет свой черед) – необходимость «распробовать», чтобы понять и оценить; поиск «своего» читателя – ценителя. Время как лучший судья и высший критик. Черед – как незримая очередь к сознанию читателя.

Полный повтор Моим стихам – скрепляет воедино все 3 строфы (присутствует в 1 строке 1 строфы, 3 строках 2 и 3 строф) и возвращает к началу предложения-стихотворения, придавая лирическому Я облик провозвестника будущего и Демиурга одновременно. Поэт как творец в высшем смысле этого слова – не только для своих стихов, но и своей/их судьбы.

3 строфа апеллирует к читателям – настоящим и будущим, практически являясь завещанием лирического Я-поэта грядущим поколениям; свидетельствуя о непоколебимой уверенности лирического Я в силе своего поэтического дара.

Лирическое Я осознает, что в поэтическом творчестве опережает свое время, свою эпоху и – апеллирует к потомкам.

В этом стихотворении поднята проблема значимости и оценки творчества для автора, критики и читателя.

Размер – ямб, перекрестная рифма, что создает жесткость интонации, придает динамику тексту: событийность, моментальность

Построено на ряде сравнений (как брызги из фонтана,
Как искры из ракет, как маленькие черти, как драгоценным винам); синтаксических средствах художественной выразительности: параллелизм («сорвавшимся, как брызги из фонтана», «ворвавшимся, как маленькие черти»), повторах («моим стихам, написанным так рано», «моим стихам о юности о смерти», «моим стихам, как драгоценным винам»), восклицаниях («Нечитанным стихам!», «Где их никто не брал и не берет!»)

Все стихотворение – 1 предложение, «взахлеб», на одном дыхании, в палитре всплесков эмоций (от удивления к детскому восторгу, вызывающей иронии, печали и покою удовлетворенности).

На время написания стихотворения Марине Цветаевой 21 год, она замужем, уже родилась Аля.

В 1910 году Марина опубликовала (в типографии А. А. Левенсона) на свои собственные деньги первый сборник стихов — «Вечерний альбом» (памяти Марии Башкирцевой). В 1912 г. последовал второй сборник — «Волшебный фонарь». В 1913 году выходит третий сборник — «Из двух книг». Последние два – в изд-ве «Оле-Лукойе» – биография состоявшейся женщины и поэта.

А.С. Пушкин «Памятник» (пер. оды Горация «к Мельпомене») – о месте и роли поэта и поэзии для народа, и о связи через поэзию с потомками (можно сказать, что М.Ц. в данном тексте создала свой образ нерукотворного памятника)

М.Ю. Лермонтов «Парус» – 3 строфы – 3 возраста, периода жизни человека. У М.Ц. – 3 строфы – 3 адресата диалога (Я – критики – читатели), 3 периода – прошлое, настоящее и будущее.