22.01.2022

“Молитва”

"Молитва"

Я, Матерь Божия, ныне с молитвою
Пред твоим образом, ярким сиянием,
Не о спасении, не перед битвою,
Не с благодарностью иль покаянием,

Ныне с молитвою – обычно не обращается с молитвами или молится о другом? Ныне – как временной параметр, в данном контексте особо выделяющий именно данную молитву. Ср. также: И ныне, и присно, и во веки веков (окончание молитвы «Отче наш» как начало молитвы его Матери как молитвы о вечном вспомоществовании лирическому ОНА, деве 2ой строфы).

Пред образом, ярким сиянием – образ (образа) как обозначение иконы; но одновременно как отражение представления об объекте наблюдателя, лирического Я (ср. картина как образ изображенного на ней, преломленный в восприятии художника и в восприятии зрителя). Сияние – нимб на иконе.

Не – трижды повторенное в первой строфе (троичность отрицания).

Отрицаются привычные поводы обращения с молитвой со стороны мужчины (битва выдает мужское начало в лирическом Я). Следовательно, лирическое Я выступает в иной ипостаси, не воин, не возлюбленный, не муж. Отец? Брат? Друг?

Ситуация пред образом – ситуация заступничества и передачи из рук своих в теплые руки Богородицы души лирического ОНА.

"Молитва"
"Мадонна с Младенцем" М.Ю. Лермонтов

Пред каким именно образом Богородицы произносится молитва? Отсутствие детализации – как возможность для читателя представить мысленно свой образ Богоматери, вдохнуть жизнь в молитву, став ее соавтором. См. также выше – о создании Лермонтовым «своего» поэтического Молитвослова и ниже – картина-икона Богоматерь с Младенцем работы М.Ю. Лермонтова (образ, воплощенных поэтом в стихе и в живописи)

"Молитва"
Ико́на Бо́жией Ма́тери «Троеру́чица» — чудотворная икона, почитаемая в Православной церкви. Список иконы находится и в Москве — в храме Успения Пресвятой Богородицы в Гончарах, на Болгарском подворье. Но это икона июльская.

В феврале праздновали:

3 февраля (21 января по старому стилю)
Ватопедская («Отрада» или «Утешение»)
«Ктиторская»
7 февраля (25 января по старому стилю)
«Утоли моя печали»
10 февраля (28 января по старому стилю)
Суморинская-Тотемская
18 февраля (5 февраля по старому стилю)
«Взыскание погибших»
Дивногорская (Сицилийская)
Елецкая-Черниговская
23 февраля (10 февраля по старому стилю)
«Огневидная»
25 февраля (12 февраля по старому стилю)
Иверская – ср. молитвы к ней (https://vratarnica.ru/akafisty-i-molitvy/molitvy-bozhiej-materi-i-svyatym/molitvy-pered-ikonoj-imenuemoj-iverskaya/)
28 февраля (15 февраля по старому стилю)
Виленская
Далматская

Не за свою молю душу пустынную,
За душу странника в свете безродного;
Но я вручить хочу деву невинную
Теплой заступнице мира холодного.

Мы случайно сведены судьбою,

Мы себя нашли один в другом,

И душа сдружилася с душою,

Хоть пути не кончить им вдвоём!

Но с тобой, мой луч-путеводитель,

Что хвала иль гордый смех людей!

Души их певца не постигали,

Не могли души его любить,

Не могли понять его печали,

Не могли восторгов разделить.

1832 г., В. Лопухиной

Тема связи душ, родства – в связи с посвящением Лопухиной.

Душу пустынную, душу странника – пустыня (лишенную оазиса жизни, смысла или пустыне без понимающих его) или пустынь (монашество?) – пустынь и пустыня объединены отсутствием в них других людей; или как пустая – без веры и любви

Душу странника – душу пустынника –  странничество как поиск, обет («калики перехожие», юродивые, странные вдвойне – путники и не от мира сего); избранность и одиночество лирического Я.

В свете безродного – высший свет (родословная как пропуск в него), безродность (отсутствие родословной или отсутствие родной души в свете?). Выбор лексемы – свет, а не мир (сужение до высшего света, общества). Не такого как все, ищущего себе и не находящего близкой души. Быть безродным в свете – быть изгоем.

Вручить – поручить, руки (ср. «Лалла рук» в пер. Жуковского, о Сикстинской Мадонне).

Деву невинную – подчеркивается чистота удвоением (дева, невинная; сравнима разве что с ярким сиянием образа Богоматери 1 строфы и несопоставима с образом лирического Я, изгоя – изгнанника, монаха черного – см. пУстынь). («Гений чистой красоты»? А.С. Пушкина). Подчеркивается девичество, незамужняя чистота и неприкосновенность девы (лир. ТЫ)

Теплой заступнице мира холодного – мир (прямой порядок слов) и антимир (обратный порядок слов), антонимы не только семантические, но синтаксические. Икона живее и теплее, реальнее окружающего мира (там, у заступницы жизнь, тепло, СВЕТ; здесь на земле – нежить, холод и тьма). Антонимия семантическая подчеркивается прямым и обратным порядком слов (эпитеты перед и после определяемого слова).

Грамматически  2 строфы – 1 предложение, предполагается прочтение без цезур, на одном дыхании (до потери дыхания!).

У читателя может возникнуть образ самопожертвования (отказ от своего блага во имя блага другого, любимого человека; прошение не за себя, а за другого – характерно православной ветви христианства).

Окружи счастием душу достойную;
Дай ей сопутников, полных внимания,
Молодость светлую, старость покойную,
Сердцу незлобному мир упования.

Душу достойную – лирическое ОНА (не ТЫ, декларируется дистанция большая, чем между Богоматерью, выступающей в роли лирического ТЫ и лирическим Я) как душа (ср. лирическое ТЫ 3ей строфы также в духовной ипостаси). Две души, разновеликих или наоборот согласных? (о достоинстве лирического ТЫ можно судить по сути самой молитвы).

Дай ей сопутников, полных внимания, счастия – ср. безродность и пустынность души лирического Я, ср. счастье в национальной картины мира русского человека как со-участие, при-частие, часть чего-то (семьи, общества, света…). Просит о том, чего лишен сам и в чем ощущает наибольшую потребность?

Полных внимания – внимать, слушать, понимать. За счет добавления словоформы «полных», «исполненных» внимание наполняется сущностью, действенностью как сосуд, полный водой.

Со-путники – идущие одним путем, внимающие, понимающие, исполненные сочувствия, соучастия, друг друга. Не просит одного, любимого (ревность? Желание ее сердце сохранить для себя, чистоту девичества?)

Дай… молодость, старость – постпозиция эпитетов в данной ситуации делает их вторичными, дополнительными по отношению к определяемому слову. Просьба о долголетии, праве на радостную утреннюю и спокойную вечернюю зарю жизни лирического ТЫ.

Мир упования – незлобному, не завистливому сердцу; мир =покой ‚= вселенная; как вселенную надежд и веры или как покой от пустых надежд и чаяний? Мир как вселенная, безграничность или мир как покой? Или совокупность всего перечисленного?

Упор при чтении – на состояния, имена существительные (счастья, сопутников, молодость, старость, мир упования).

.

Реализовать как таблицу:

Нет у лирического Я (2 строфа)/ Просит для лирического ОНА (3-4 строфа)

Срок ли приблизится часу прощальному
В утро ли шумное, в ночь ли безгласную.
Ты восприять пошли к ложу печальному
Лучшего ангела душу прекрасную.

Возможно прочтение как смертный час самого лирического Я – просьба послать душу лирического ОНА за ним.

"Молитва"
«Троица» А. Рублев

Срок ли приблизится часу прощальному… – перифраза, смерть не названа прямо (смерти нет? Прощание только на время).

Прощание кого с кем или с чем? С земным ради небесного? Души с телом? Лирическое Я уже далеко от лирического (см. выбор именования девы как ЕЁ), поэтому прощание не с ним.

Восприять – принять и воспарить, принять на подъеме, легко, без мук.

Ложе печальное – ложе смертное (перифраза)

Лучшего ангела душу прекрасную – за счет построения синтагмы и сильной позиции конца поэтического текста прочитывается двойственно: просьба к Богоматери послать за душой лирического ОНА своего лучшего ангела или обрести в самой отходящей душе лучшего ангела.

Лирическое Я (странник), ТЫ (Богоматерь) и ОНА (дева) образуют троицу, три души в бездушном холодном мире.

Написана четырехстопным дактилем, так же, как и «Тучки небесные».

Перекрестная дактилическая рифма дает напевности стиху.

Приходит мысль о создании собственного Молитвослова автором-искателем своего пути, Бога, веры… Но только в данной молитве лирическое Я просит не за себя, а за другого человека, дальнего и недоступного, деву, лирическое ОНА.

Преобладание в тексте им.сущ. – снимает динамику действия, заменяя повышенным эмоциональным напряжением (в т.ч. за счет анафорических повторов («Не о спасении…» ; «Не с благодарностью…» ; «Не за свою…») – начинает просьбу с отрицания, неожиданно для классического формата молитвы: поклонение образу на иконе и потом просьба).

Тропы: эпитет: «душу пустынную», «странника… безродного», «деву невинную» и т. д. ; перифраза: «теплой заступнице мира холодного», «Срок ли приблизится часу прощальному… ».

Первое название стихотворения «Молитва странника» напоминает о стихотворениях «Тучи» (Тучки небесные, вечные странники…), «Нет, я не Байрон…» (гонимый миром странник) и др. и позволяет выявить автобиографичность текста.

Странник в русской национальной традиции прочитывается не только как путник (жизнь как жизненный путь, дорога жизни), путешественник (шествующий по пути; в т.ч. между обществами, социумами, познающий мир и ищущий себя), но и как странный, юродивый, блаженный = избранный Богом, несущий высшую истину (странноприимный дом).

Передоверяя «деву» Богоматери, он передает ей «светоч», до той поры освещавший его путь.

"Молитва"
Эмилия, героиня драмы «Испанцы» предположительно В.А. Лопухина. Работа Михаила Лермонтова
"Молитва"
Варвара Лопухина. Акварель Михаила Лермонтова

Молитва

1837, февраль

Название в черновике «Молитва странника».

Известны также еще две «Молитвы» – 1829 и 1839 годов.

Аудио

Автографы (их два) под заглавием «Молитва странника», в письме к М. А. Лопухиной от 15 февраля. «Посылаю Вам стихотворение, — писал Лермонтов М. А. Лопухиной 15 февраля 1838 г., — которое случайно нашел в моих дорожных бумагах. Оно мне довольно-таки нравится, именно потому, что я совсем его забыл» (наст. изд., т. IV). Впервые опубликовано в 1840 г. в «Отечественных записках» (т. 11, № 7, отд. III, с. 1). Возможно, что стихотворение было написано перед отъездом Лермонтова на Кавказ, в ссылку. Троюродный брат Лермонтова Аким П. Шан-Гирей называет это стихотворение в числе тех, которые создавались поэтом в заключении, во время следствия по делу «О непозволительных стихах…» на смерть Пушкина.

По настоянию родителей, Варвара Лопухина (в замужестве Бахметева Варвара Александровна, 1815 – 1851) вышла замуж в 1835 г. за богатого помещика Николая Фёдоровича Бахметева (1797—1884), который намного был ее старше: ей 20 лет, ему – 37. Известие об этом Лермонтов пережил очень тяжело, по свидетельству современников, возненавидел Н.Ф. Бахметьева, Вариного мужа, высмеивая его во многих своих произведениях; и до и после засыпал письмами старшую сестру Марию, хотя адресованы они были Варе.

«Бахметевы поселились в Москве в доме Николая Федоровича на Арбате, «насупротив церкви Николы Явленного». Утверждают, что Варвара Александровна не была счастлива в замужестве, тем более что Н.Ф. Бахметев оказался большим ревнивцем и запретил жене даже говорить о Лермонтове» (М.Д. Бутурлин).

Новой фамилии Варвары Лермонтов не признавал: посылая ей новую редакцию «Демона» в посвящении к поэме в поставленных переписчиком инициалах В. А. Б. он несколько раз перечёркивает Б и пишет вместо неё Л.

Бахметев приложил все усилия для уничтожения переписки жены с поэтом, поэтому основным источником сведений об их отношениях после замужества является переписка поэта с Марией Лопухиной. В 1839 году, чтобы спасти от уничтожения все материалы, связанные с Лермонтовым, Варвара Бахметева, будучи на одном из европейских курортов, отдала их все своей знакомой Александре Верещагиной. Многие рисунки Лермонтова и другие материалы были переданы потомками Верещагиной в Россию.

В 1846 году во время болезни Варвары её муж, Николай Бахметев, в надежде на выздоровление построил каменную церковь в честь Святой Варвары в принадлежащем ему селе Фёдоровка Самарской губернии.  Сегодня бывшая Варваринская церковь называется храмом Благовещения Пресвятой Богородицы и является старейшим сооружением в Тольятти — памятником истории и архитектуры.

"Молитва"

Что же такое молитва? В религии это форма общения с высшими силами (богом или богами). И в отношении веры всех людей можно поделить на 3 категории. Первая группа: Неверующие. Те, кто отрицает, не признает религию. Вторая группа — нейтрально относящаяся к вере. Признающая наличие некоего высшего разума (возможно, не называя его Богом), но не служащая ему истово, хотя старающаяся не нарушать его заветов.  И трeтья — это люди, готовые отдать свою жизнь (а иногда и пожертвовать чужими) за религию. Лирическое Я данного текста кажется мне приверженцем второй позиции.

Что его подвигло на произнесение молитвы? Чаще всего люди молятся в трудные времена. Молятся за больных родственников; за друзей на распутье судьбы; перед тем, как принять  важные решения и т.д. Текст «Молитвы странника» (а именно таково название стихотворения в черновике Лермонтова) позволяет читателю предположить, что по какой-то не названной прямо причине – лирическое Я вынуждено передоверить «деву невинную» (лирическое ОНА) лирическому ТЫ (Богоматери). Причем, дистанция между лирическим Я и девой подчеркнута и невозможностью прямого диалога между ними: выбором «ОНА» и «дева» в качестве именований в тексте; посреднической функцией девы Марии, Богоматери (более близкой к лирическому Я, чем лирическое ОНА – почти недосягаемое, недоступное). Географическая разделенность лирических Я и ОНА может быть объяснена его странничеством. Но здесь скрыто что-то большее: то ли социальный разрыв, то ли подчиненность героев чужой разделяющей их воле. В любом случае, разрыв неодолим для человека. И молитва – единственная нить воссоединения любящего и любимой.

Через очень тщательный подбор слов в поэтическом тексте Лермонтова «Молитва странника» создаётся не только образ происходящего, но и сильнейший эмоциональный отклик у читателя. С первых строк мы воспринимаем лирическое Я как мужчину (через словоформу «битвою»). Но его молитва не типична: она не о своем телесном спасении перед боем и не о спасении своей «пустынной» (опустошенной, выжженной) души (покаянии).

Лирическое Я обращается к Богоматери с просьбой о счастии и покое третьего, не присутствующего лица. Причем, слово «мать» в тексте передает чувство комфорта, ласки и защиты. На иконах Божия Мать часто изображается с ребёнком на руках, оберегающая его и в то же время обращенная ко всему человечеству. Ее «яркое сияние» – свидетельство ее особой светлой покровительственной (см. Покров Богоматери) силы, ее материнского все-могущества. Прошения лирического Я о лирическом ОНА, с одной стороны, довольно абстрактны  («счастье», «покой» у каждого читателя имеют свое воплощение, свою реализацию); с другой, столь же безграничны как милость Богоматери. 

Интересно, что образы лирического Я и лирического Она построены на приеме антитезы. Лирическое Я описывает себя как «безродного», то есть одинокого, без каких-либо привязанностей в жизни, а для лирического Она просит «счастия», «сопутников, полных внимания» (то есть причастности к обществу, ее достойному, готовому ее понять и поддержать).

Лирическое Я – чуть ли не демоническая натура, тогда как лирическое ОНА «дева невинная», ангельская, без каких-либо изъянов. «Невинность» усилена за счет использования словоформы «дева», ведь «дева». И для такого обожествляемого, превозносимого лирического ОНА, лирическое Я хочет всего наилучшего, и считая, мир, в котором он проживает, «холодным», «вручает» её Богоматери, «теплой заступнице».

Но просит он не только за жизнь, но и за последний срок (слово «смерть» в молитве неуместно, ибо будет Воскресение). И конец должен прийти мирно, в окружении близких, без страданий. Тема умиротворения пропитывает весь текст, он схож и с колыбельной; в нём отсутствует какая-либо динамика (мало глаголов). И читатель, убаюкиваемый им, может не заметить страстности, внутреннего кипения лирического Я, проявляющемся в звукописи стихотворения; в самоуничижении и отказе от себя его героя.

В поэтическом тексте «Молитва странника» раскрывается несколько глобальных тем, таких как: смерть, спокойствие и неприятие мира, счастье, вера в чистые человеческие души. Но я считаю, что самая главная тема – отказ от себя ради счастья другого человека. Я считаю, это наиболее яркое доказательство истинной любви. Человечество, представленное в поэтике Лермонтова как эгоцентричное и равнодушное, здесь являет своего лучшего сына. Он не молится за себя и просит утешения не своих ран и страданий (которых, судя по началу текста, немало), но демонстрирует нам мудрую, добрую и осознанную любовь, любовь-самопожертвование (как любовь Богоматери к Христу, и любовь Христа к человечеству). И через действия лирического Я, поэт раскрывает своё видение темы чистой любви.

В тексте часто встречаются эпитеты в постпозиции к определяемому слову: «молодость светлая», «дева невинная», «сияние яркое». Также в тексте, используются глаголы повелительного наклонения: «окружи» и «дай», – приказ-просьба. Жертвующий собой ради другой сын человеческий имеет право так говорить с Матерью.

Связь с читателем реализована через «абстрактные» (а на самом деле просто раскрываемые каждым по-своему) понятия в тексте: «спасение», «покаяние» и «счастье». У всех читателей есть своё видение их смыслов, влияющее на общее понимание стихотворения; вводящее его в личное пространство читателя.

Структура поэтического текста интересна, ведь оно состоит из четырёх четверостиший, синтаксически собранных в три предложения. И мы сразу вспоминаем святую троицу.

В целом, текст мне очень понравился, ведь он не такой, как остальные работы Лермонтова.