24.05.2022

“Тучки небесные”

Тучки небесные, вечные странники!
Степью лазурною, цепью жемчужною
Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники
С милого севера в сторону южную.

Тучки – НЕ тучи (см. название). Тучи сгущаются над судьбой человека, управляя ей. Тучи – как тень зла, непогоды, высшей/чужой воли. Здесь «тучки» (уменьшительно-ласкательный суффикс) – облака (ср. «тучка золотая»)? Ирония (мизерность всего происходящего перед оком вечности, суета сует)? Мифотворчество поэта – преуменьшает угрозу или отрицает ее? Тучки – преходящесть явления природы на первом плане (туча затягивает небо, между тучками – проглядывает небо, солнце, надежда).

Метафора – тучки и лирическое Я? Самоотождествление, параллели, порождаемые сознанием (течением мыслей) лирического Я – наблюдателя(2 и 2 строки строфы – параллелизм ср. «Парус»).

Вопрос о позиции наблюдателя – взгляд по логике построения реального пространства направлен снизу вверх. И в то же время в логике стихотворения у читателя складывается впечатление, что от 1 к 3 строфе лирическое Я как бы приподнимается, отрывается от земного, склоняясь к вечному (ср. тему Демона в творчестве М. Лермонтова и М. Врубеля, наоборот, притянутого преходящими страстями, земным).

Степью лазурною – ср. «под ним струя светлей лазури» («Парус»). Лазурный, лазоревый, заревой цвет – цвет рассвета и заката, пограничных состояний природы.

Ср.: Последняя туча рассеянной бури!

Одна ты несешься по ясной лазури (А.С. Пушкин).

Тучки – барашки облаков на выпасе в лазурной степи неба. «Зеркало моря».

Лирическое Я – наблюдатель, мыслитель.

Странники – добровольное действие субъекта.

Изгнанник(и) – пассивная позиция, исполнитель чужой воли (странники – активные деятели, контекстуальная антонимия).

Одинокий, на некоей грани бытия (антитеза «милого севера» – «стороны южной»; сторона – страна – как и в «Парусе» для обозначения дальнего, чужого мира; север и юг – как противоречия в мире людей и мире природы).

С милого севера в сторону южную – с севера на юг – идентичность маршрутов ссылок автора. И в то же время – следование законам природного естества (тучи, облака обычно двигаются с севера на юг).

1840, Отечественные записки, Том XII, Отд. V, Сочинения в стихах и прозе графини С.О. Толстой. Перевод с немецкого и английского. 2 части. «Взгляд на жизнь» и др. (с. 46)

с. 15

Ср. 1 строфу «Паруса» (в тумане моря голубом) и «Тучи» (взгляд лирического ОН «на уровне глаз», прямо – сменяется взглядом лирического Я снизу-вверх и все же наравне с тучами, ощущение вос-парения лирического Я).

Кто же вас гонит: судьбы ли решение?
Зависть ли тайная? злоба ль открытая?
Или на вас тяготит преступление?
Или друзей клевета ядовитая?

Повод к фактическому политическому убийству

Ссылка на театр военных действий на Кавказе – наказание Лермонтову за дуэль с сыном французского посла. Но мало кто знает, что тогда Михаил Юрьевич проявил гуманизм и христианскую кротость. Его оппонент стрелял в него и промахнулся, а поэт в ответ только выстрелил в воздух, хотя мог легко убить своего противника, ведь славился умением стрелять.

Друзья оклеветали Лермонтова, окрасив подробностями произошедшую дуэль. Зависть и злоба – отношение к Михаилу Лермонтову в светских кругах. Именно его знатные недруги подстроили поединок. Преступление – это намек на официальный предлог для ссылки автора. Тогда за вооруженное выяснение отношений дворяне наказывались, это считалось преступлением. Но поэт не зря противопоставляет преступлению клевету. Это событие передано царю в искаженном виде, поэтому его вердикт был столь суров и непреклонен.

Вся строфа построена на риторических вопросах, отражающих варианты решений, доступных человеку, обществу (негативных, разрушительных; в отличие от природного естества, реальности природного мира в последней строфе, нейтральной, чуждой страстей и зла).

Ср. «Парус» – ветер, стихия как судьба (течения – людские потоки  не вольны над ним). «Тучи» – дети той же небесной, воздушной, природной стихии.

Человек – дитя иной стихии, толпы, «света». И его судьба в руке иного властелина, царя земного.

Подтекст выстраивается на антитезах (противоположности земного и небесного).

Зависть тайная, злоба открытая, клевета ядовитая – контекстуальные синонимы (подчеркнуто обратным порядком слов).

Преступление тяготит НА – «неверное» управление глагола преднамеренно (лирическое Я не считает свой поступок преступлением, это внешняя ложная оценка его действий; раскрываемая в 4 строке – как результирующая из клеветы друзей)

Клевета друзей – нонсенс, свойственный человеческому, а не природному миру («ворон ворону глаз не выклюет», змея змею не укусит).

Повтор конструкций риторических вопросов с «ли», «или». Взаимодополняющие, как мозаика складывающиеся в единое целое.

Нет, вам наскучили нивы бесплодные…
Чужды вам страсти и чужды страдания;
Вечно холодные, вечно свободные,
Нет у вас родины, нет вам изгнания.

Нет – ср. Увы! В «Парус». Лермонтов – мастер «переломных» моментов в стройной композиции стихотворения, отмеченных краткими междометиями, отрицательными частицами.

Параллелизм строк в 1 строфе – параллелизм 2 и 3 строф (2 строфа – лир. Я, 3 строфа – тучки).

Скука – ср. «И скучно, и грустно…» Здесь скука без грусти, потому что есть выход: холод (равнодушие, бесчувствие) и свобода как лекарства от скуки. Свобода – от человеческих страстей (желаний, страданий), привязанностей, а значит и от законов человеческого бытия и быта, суеты сует.

Надмирность, вневременность (вечность – 3 повтора как эпитета к образу туч), внепространственность (нет границ, нет родины, нет изгнания) туч – равнодушие как освобождение.

В этом ли решение для лирического Я?

Способен ли человек на абсолютную свободу?

Или поток сознания – противоположность гряде туч? Ибо человек мыслящий не способен оторваться от общества, он – раб своего разума? Осознавая, он не может ничего изменить в законах общества. Он – наблюдатель, знающий рецепт свободы, но не могущий его реализовать для себя.

Образ Печорина в «Герое нашего времени» напоминает образ этих туч и «тучки золотой» другого стихотворения. Жизнь как игра.

Датировано 1840. Печатается по «Стихотворениям М. Лермонтова» (СПб., 1840, стр. 167—168), где появилось впервые. В. А. Соллогуб засвидетельствовал, что стихотворение написано в день отъезда в ссылку на Кавказ, на квартире у Карамзиных, где собрались друзья, чтобы проститься с поэтом.

По свидетельству Соллогуба, приведенному П. А. Висковатовым, Лермонтов слагал стихотворение стоя у окна и глядя на тучи, плывшие над Невою и Летним садом. Карамзины жили в доме напротив Летнего сада, у «Соляного городка» (Висковатов. С. 300). «Друзья и приятели собрались в квартире Карамзиных проститься с юным другом своим, и тут, растроганный вниманием к себе и непритворною любовью избранного кружка, поэт, стоя в окне и глядя на тучи, которые ползли над Летним садом и Невою, написал стихотворение «Тучки небесные, вечные странники!..». Софья Карамзина и несколько человек гостей окружили поэта и просили прочесть только что набросанное стихотворение. Он оглянул всех грустным взглядом выразительных глаз своих и прочел его. Когда он кончил, глаза были влажные от слез…» (см. т. VI собрания сочинений под редакцией Висковатова, с. 338).

За несколько месяцев до гибели поэта на дуэли (к тому времени известен как дуэлянт и дебошир).

Ср. Туча (1835) А.С. Пушкина

Последняя туча рассеянной бури!
Одна ты несешься по ясной лазури,
Одна ты наводишь унылую тень,
Одна ты печалишь ликующий день.

 Ты небо недавно кругом облегала,
И молния грозно тебя обвивала;
И ты издавала таинственный гром
И алчную землю поила дождем.

 Довольно, сокройся! Пора миновалась,
Земля освежилась, и буря промчалась,
И ветер, лаская листочки древес,
Тебя с успокоенных гонит небес.

 

Ср. 1825 г. – «буря», восстание декабристов (рассеянная буря – разогнанное извне, подавленное). Лир. Я – Пушкин – последняя туча той грозовой бури; ему нет места в солнечной, тихой гавани современности.

У Лермонтова тучи – антиподы лирического Я.

Ассоциативный ряд: негативная ассоциация, буря, дождь, серость… – от названия.

Данное стихотворение традиционно относят к философской лирике, хотя здесь сильнее природные мотивы, романтическое восприятие природы как свободной от человеческих страстей стихии (пейзажно-философская лирика).

Стихотворение написано напевным четырехстопным дактилем, с перекрёстной рифмой. Очень интересен тот факт, что вся вторая строфа построена на риторических вопросах. Можно предположить здесь некое влияние традиционных плачей (жанра).

Тропы:

Эпитеты: милый север, степь лазурная, цепь жемчужная.

Метафорические эпитеты: клевета ядовитая, нивы бесплодные, тучи вечно свободные, вечно холодные.

Метафоры одушевления: кто же вас гонит, чужды вам страсти и чужды страдания, нивы наскучили.

Приемы: олицетворения тучи – странники; анафоры (повторение группы слов или фраз в начале или в конце строфы).

Инверсия (обратный порядок слов): цепью жемчужную, степью лазурную.

Форма диалога, построенного на риторических вопросах (ответа нет и не может быть, ибо решение давно пришло к лирическому Я, а диалог с тучками – только возможность вербализации потока сознания, мыслей).

Стихотворение в целом аллегорично: лирическому Я словно предстоит выбор между жизнью человека в оковах порочного общества и свободой туч на лоне природного естества. Выбор между страстями и покоем, земным и небесным (на грани бытия).

Есть перекличка вопроса и ответа со стихотворением «Парус» («как будто в бурях есть покой» – покой туч, остатков недавней бури, в их бесстрастии, равнодушии, отсутствии жизни и смерти).

Человек не свободен, он ограничен своей телесной оболочкой, испытывающей страсти и страдания, своим разумом, мышлением. Лишь лишившись всего это, человек может освободиться – свобода смерти.

Лермонтов, будучи представителем романтизма, часто использовал природные мотивы для передачи читателям смыслов и интенций произведения. Тучи – один из наиболее излюбленных им образов. Стихотворение «Тучи» относится к философской (или можно сказать, философско-пейзажной) лирике, где раздумье о жизни человека реализовано через параллелизм с описаниями природных явлений.

Очень интересен выбор форм слов в этом поэтическом тексте.  При названии стихотворения «Тучи», в самом тексте используется словоформа «тучки» с уменьшительно-ласкательным суффиксом. Разница между тучкой и тучей – в  репрезентации ими разных идей. «Тучи» — это что-то тяжелое, чреватое грозой или ее отзвуком («Последняя туча рассеянной бури»), негативно воздействующее на прошлое или будущее, застилающее настоящее. «Тучки» — ближе по семантике к облакам (облачкам): с их подвижностью, непостоянством («ветренностью»), текучей чередой. И обычно меж ними проглядывает солнце как надежда. Давая стихотворению название «Тучи» и одновременно используя в нем форму «тучки», – Лермонтов словно находится на распутье жизни: еще не утратив надежду на лучший ее исход, но постепенна постигая темную неизбежность.

Также в тексте используются слова «странники» и «изгнанники», порождая контекстуальную антонимию. Странствие тучек — видится читателю как добровольное действие субъекта, а изгнание лирического Я — как пассивная позиция, исполнение над человеком чужой воли. Второй антитезой является противопоставление топонимическое: «милого севера» (края родного, родной земли – ср. «Парус») и «стороны южной», где сторона – страна (на все четыре стороны; любая, каждая страна – также ср. «Парус»). Лирическое Я прочитывается как изгнанник из «милого севера» в чужие южные страны. И виной тому: «зависть тайная», «злоба открытая», «друзей клевета ядовитая», – взаимодополняющие контекстуальные синонимы, что подчеркнуто параллелизмом синтаксических конструкций, обратным порядком слов.

В поэтическом тексте «Тучи» раскрываются темы одиночества, предательства, изгнания и свободы. Последняя реализуется через противопоставление тучек, лирических ОНИ, и лирического Я. Движение в направлении ветра и покорность только силам (законам) природного естества, отсутствие страстей и желаний – удел и свобода тучек. С другой стороны оказывается человек – с его страстями, желаниями, мучающим сомнениями и недостижимостью идеала разумом. Лирическое Я сравнивает себя с тучками, задавая им риторические вопросы, раскрывающие его собственную ситуацию и далекие от бытия природы. В природе нет изгнания – есть странничество, нет предательства и обмана. Поэт использовал в отношении общества («решения судьбы», греховных страстей) глагол «гонит» – описывая это действие как насильственный, непрекращающийся процесс (загнанность лирического Я как дикого, свободолюбивого волка в толпе охотников). Лирическое Я несвободно, сковано своей человеческой сущностью, привязанностями (у него есть «родина», а значит есть и «изгнание») и страстями. И как для человека разумного, хотя и стремящегося душой к свободе природных начал, – свобода тучек для него недостижима.

Поэт реализует связь с читателями через риторические вопросы, которые он задаёт тучкам. Но создаётся ощущение, что мы задаём эти вопросы сами себе.  начинаем думать о своей жизни и сравнивать её с судьбами лирических героев. Прием олицетворения помогает читателю найти себя в «тучках» в той же мере, что и в лирическом Я.

Стихотворение написано напевным четырехстопным дактилем, с перекрёстной рифмой. Очень интересен тот факт, что вся вторая строфа построена на риторических вопросах. Можно предположить здесь некое влияние традиционных плачей (жанра).

Стихотворение Лермонтова «Тучи», мне очень понравилось. Мне кажется, что тема свободы – одна из вечных тем, тревожащих ум человека.

Использованные материалы