13.08.2022

“Утес”

0002-002-

Ночевала тучка золотая
На груди утеса-великана;
Утром в путь она умчалась рано,
По лазури весело играя.

Синтаксически разделено на 2 части – ночь и утро. Картина соответствует ситуации реальной природы (утро разметает облака, расходится туман к началу полудня).

Цветопись: золотая (в тексте) – серый,  белый (в затекстовом знании читателя). Если привлекать к анализу ПТ живопись Лермонтова, то в цветовой палитре стихотворения нет антонимии (единство природы).

Тучка золотая – ср. золотая молодежь (имеющая достаток от родителей, не трудящаяся ни духовно, ни умственно), окружавшая поэта? Золотая как драгоценная, бесценная для природы?

Через цветопись дается и временная рамка – «тучка золотая» на склоне утёса – на закате, от лучей заходящего солнца. 1-2 строка  – закат. «Лазурь» неба – рассвет, 3-4 строки (цвет иконописи, лазоревый, заревой цвет, цвет зари – лазурь, метафора).

Антонимия: уменьшительно-ласкательное «тучка золотая» и «утёса-великана» (постпозиция эпитетов еще более подчеркивает антонимию стоящих в препозиции существительных) – в некоем стороннем восприятии, привносимом извне, наблюдателем?

Грамматическая антонимия – и в родовом плане (утёс – м.р., тучка – ж.р., уменьшительно-ласкательное), и в возрастном (юность, неопытность, свобода,

любознательность – зрелость, опыт, лишающий свободы и желаний).

Рано – усиление для временного параметра «утром» в позиции конца строки. Рано для кого? Только ли это указание отрезка суток (рано утром) или еще и субъективного восприятия его лирическим героем (утёсом)? Любое расставание несвоевременно, рано, если по решению лишь одной стороны.

На груди – только ли это указание на несоразмерность тучки и утёса, или и на их близость (допустить к груди, вскормить грудью и т.п.?) См. также интеркультурную трактовку (утёс не менее виноват, чем тучка в данной ситуации?) Грудь как многоплановый символ (источник жизни, родство, уют и защита и источник гибели при поражении в грудь).

См. картину Лермонтова и опыт читателя – тучи обычно «цепляются» за вершины (предвершие) гор. Здесь «грудь» (мужская, впалая, утёс – он) – чуть ниже (самое уязвимое место).

Предельная подвижность первой строфы переходит в статику второй.

Поговорка: Пригреть змею на груди (получить какие-то неприятности от того, кого спас, выручил или кому делал добро) (источник выражения – басня Эзопа «Крестьянин и змея»).

Однажды земледелец заметил змею, которая лежала на земле, окоченев от холода. А дело в том, что эти животные действительно на холоде цепенеют и впадают в состояние, подобное спячке. Доброму человеку стало жаль измученное существо, которое выглядело так, будто вот-вот погибнет. Зная о благотворном воздействии тепла на змей, земледелец поднял несчастную с земли и сунул себе за пазуху. Почувствовав человеческое тепло, змея потихоньку пришла в себя. И, как только она полностью очнулась, хвать, да и укусила благодетеля. Яд змеи оказался смертельным, и наивный человек погиб.

Выражение «Пригреть на груди змею» стало символом сразу двух вариантов поведения: во-первых, этими словами укоряют человека, который, чаще всего, по собственной глупости и наивности оказал большую услугу кому-либо, не замедлившему предать своего спасителя, а во-вторых, этой фразы удостаивается тот, кто, собственно, предательство и совершил.

Но остался влажный след в морщине
Старого утеса. Одиноко
Он стоит: задумался глубоко,
И тихонько плачет он в пустыне.

В морщине – морщинистая грудь с влажным следом от физического пребывания тучки? (ночевала… на груди) или морщинистое лицо? (психологический след, оплакивание воспоминания/при воспоминании?)

Старого утеса. Одиноко – одиночество как неизбывный признак старости (она неподвижна, молодость стремительна; и возможность только прихода молодости к старости, а не наоборот), как и морщины.

Тучка в восприятии человека – часть череды туч (ср. «цепью жемчужною» из «Тучи»).

Антонимия: Тучка золотая – старого утеса – контекстуальные антонимы (золотая юность, молодежь – метафорический эпитет). Весело (тучка 1 строфы) – плачет (утёс 2 строфы) – антонимы.

Выбор лексики: умчалась, играя (скорость, движение, лёгкость в отношении бытия, свойственная молодости); остался, стоит, задумался, плачет (старость, статика).

Прошедшее время глаголов, обозначающих действия тучки в 1 строфе – настоящее и прошедшее время глаголов, обозначающих действия и состояния утёса во 2 строфе. Напрашивается вывод – а не была ли тучка молодостью самого утёса, мимолетной и невозвратно растаявшей вдали?  Воспоминание о молодости.

В пустыне – утёсы в природе встречаются и в пустынях, но здесь возможна трактовка как метафоры бытия (одиночество). Также пустыня – как метафора общества, прожигающего жизнь, золотой молодежи (ср. «И скучно и грустно…»), не думающего о душе (тогда тучка – душа, фантазия?)

Когда-то пустыня была садом, который часто посещали облака, проливая дождь. Теперь иссякла влага, жизнь. И тучка – только случайный гость из прошлого в этих местах, вестник и гонец от молодости к старости (тогда весь текст – всего лишь светло-печальный эпизод бытия).

Однозначно сказать, кому более симпатизирует поэт, сложно. Как и однозначно раскрыть образы-антагонисты (прием олицетворения) тучки и утёса (душа и тело? юность и старость? сиюминутное и вечное? приходящее, новое и укорененное, традиционное, привычное?…)

Или это продолжение Пушкинского «И вновь я посетил..»? (Тучки – племя молодое, незнакомое?)

Вариант: На рассвете тучки, облака обычно приобретают розовый цвет (Ср. у Пастернака «оруженосцы роз»). В похтике Лермонтова тучка описана как «золотая». Это дает нам право предположить переносное значение: золотая – молодая, драгоценное время молодости человека.

пустыня –  неживое место, где практически ничего не растет и никто не обитает. Прежде здесь мог быть райский сад, в котором человек чувствовал себя прекрасно, был полон сил, его окружали близкие люди. Сад орошался «тучей Эдема» (яблоко и туча золотые). Когда туча ушла, сад начал погибать и, в итоге, ничего живого здесь не осталось. Остался только старик в изнеможении, к которому никто не придёт помочь.  Вместо райского сада осталось лишь “влажное пятно” как память о золотом прошлом.     

Поэт как бы находится на перекрестии весов, между молодостью и старостью. Где плоды сада — это сила литературного ума.  Они созрели, но надо ли их собирать? Если нет, то он превратится в пустоцвет, одинокого старика, жалеющего о прошлом.  А если да, то жизнь пройдет в ссылках и соберут плоды лишь потомки.           

Датируется апрелем 1841 года (за несколько недель до гибели поэта), по положению чернового текста в записной книжке.

«Утес» написан пятистопным хореем, двухсложной стопой с ударением на первом слоге. Лермонтов использовал для написания опоясывающую (кольцевую) рифмовку.

Среди средств художественной выразительности преобладают олицетворения (тучка ночевала и умчалась, утес плачет, стоит, задумался; грудь утёса). Поэтому все стихотворение можно рассматривать как развернутую аллегорию.

Особую выразительность произведению придают метафоры (по лазури, утес-великан), эпитеты (золотая тучка, весело играя, старый утес), перифраз («влажный след» – слеза) и аллитерация звуков «р», «л», в». Плавность стихотворения достигается за счет использования ассонанса «о» и «а».

Стихотворение относится к пейзажно-философской лирике. Стихотворение в целом – отголосок романтизма Лермонтова, разочарованного в бесчувственном мире людей и тем более наделявшего чувствами мир природы.

ПТ имеет название, соответствующее именованию только одного лирического героя (утёс) из двух (утёс и тучка).

Происходит ли отождествление с лирическим Я именно образа утёса?

Или вводится как основная идея неподвижности, незыблемости, вечности и неизменности (тучка – контекстуальный антоним: мобильность, мимолетность, сиюминутность – подчеркнутая в уменьшительно-ласкательно форме именования) (ср. «И скучно и грустно»)

Утёс является воплощением южной природы, тогда как тучка – родом с севера или вовсе не имеет родины (ср. «Тучки небесные, вечные странники… с милого севера в сторону южную») Утёс – укоренен, материален; тучка – несома волею ветра, воздушна (нематериальна).

Стихотворение построено на антонимии земного и небесного, несвободы и свободы (с симпатией к тучкам, но пониманием доступности для человека лишь доли утеса).

Если рассматривать оба апрельских (1840 и 1841 гг.) стихотворения поэта как диптих («Тучи» и «Утес»), то выявляется еще один антагонизм: несвобода (родина и эмоциональная составляющая как корни несвободы, привязанность), неподвижность, одиночество утёса – свобода, движение, отсутствие эмоций тучек (уменьшительно-ласкательная форма как и в стихотворении 1841 г.)

И встает вопрос о предпочтительности свободы или привязанности, вечного или мимолетного, телесного или духовного.

Вопрос, визуализированный впоследствии в «Демоне» М. Врубеля.

 

Первая публикация в журнал «Отечественные записки», 1843, том XXVII, № 4, с. 331

Стихотворение  “Тучи” было написано в день отъезда в ссылку на Кавказ, на квартире у Карамзиных, где собрались друзья, чтобы проститься с поэтом. «Тучами» Лермонтов заключил сборник своих стихотворений и поставил дату: апрель 1840, тем самым обозначив и дату своего изгнания.

По свидетельству Соллогуба, приведенному П.А. Висковатовым, Лермонтов слагал стихотворение стоя у окна и глядя на тучи, плывшие над Невою и Летним садом. Карамзины жили в доме напротив Летнего сада, у «Соляного городка» (Висковатов. С. 300). «Друзья и приятели собрались в квартире Карамзиных проститься с юным другом своим, и тут, растроганный вниманием к себе и непритворною любовью избранного кружка, поэт, стоя в окне и глядя на тучи, которые ползли над Летним садом и Невою, написал стихотворение «Тучки небесные, вечные странники!..». Софья Карамзина и несколько человек гостей окружили поэта и просили прочесть только что набросанное стихотворение. Он оглянул всех грустным взглядом выразительных глаз своих и прочел его. Когда он кончил, глаза были влажные от слез…» (см. т. VI собрания сочинений под редакцией Висковатова, с. 338).  

Тучки небесные, вечные странники!
Степью лазурною, цепью жемчужною
Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники
С милого севера в сторону южную.
         Кто же вас гонит: судьбы ли решение?
Зависть ли тайная? злоба ль открытая?
Или на вас тяготит преступление?
Или друзей клевета ядовитая?
        Нет, вам наскучили нивы бесплодные…
Чужды вам страсти и чужды страдания;
Вечно холодные, вечно свободные,
Нет у вас родины, нет вам изгнания.

Для меня эмоциональное состояние играет огромную роль в жизни. Не было ни одного дня, когда я не испытывала сильные эмоции или мое настроение не менялось. В стихотворении Лермонтова «Утёс» показано много эмоций. Я считаю, что это очень важно для того, чтобы создать и сохранить связь между читателем и поэтическим текстом.

В первой строфе мы видим слово с уменьшительно-ласкательным суффиксом. Вместо «тучи» использовалось «тучка». Это передаёт образ чего-то мягкого, игривого и маленького. Но уже во второй строке используется прием противопоставления. Второй лирический герой «утёс»-великан, каменный и неподвижный. Это показывает контраст между лирическими героями. Читатель понимает, что есть конфликт между ними и начинает сравнивать себя с каждым из героев, решая на кого он больше похож. На утёс, предпочитая зрелость, силу и опытность, или на тучку, восхищаясь ее воздушностью и юностью.

Безусловно, огромную роль в поэтическом тексте играет цветовая палитра, потому что через цвета и оттенки можно передать настроение и характер лирических героев. Представление об утёсе у каждого читателя своё. Я считаю, что это что-то одинокое, серое, тёмное и неподвижное. Эта скала, вся значимость которой – в её размере. Тогда как «золотая тучка» драгоценна сама по себе. Ведь золотой цвет отличается от всех других, он уникален. Золото — это драгоценный металл, за который нередко платили жизнью. Поэтому, читая такое описание тучки, мы задумываемся о бесценности молодости и свободы.

Лирические герои постоянно сравниваются друг с другом. Также мы можем найти контраст между другими элементами текста. Например «ночевала тучка» показывает время, когда происходило действие. Ночью тучка была с утёсом. Ночь для меня как читателя связана с чувством спокойствия, интимности и уединенности. Но когда наступает «утро» – начинается новый день, новая жизнь и утро также служит репрезентацией пробуждения. Когда наступило утро, тучка «умчалась».

И не только времена суток (день и ночь), но и движение тучки – неподвижность утеса диаметрально противоположны друг другу. Как и ее резвость и его глубокая задумчивость. Меня это противопоставление заставляет задуматься о чувствах лирического героя, утеса. Кажется, что утес хочет последовать за тучкой, но не может воплотить своё желание.  Читатель сочувствует утесу, а некоторые видят себя в нём.

В этом поэтическом тексте есть несколько контрастных тем, таких как: старость и юность, зрелость и молодость, опыт и неопытность и также статика и динамика. Но я бы хотела сосредоточиться на том, каким образом, поэт раскрывает свое видение темы одиночества. В первую очередь, сам выбор лирических героев играет огромную роль для передачи видения автором темы одиночества. Тучки всегда вместе плывут по небу (ср. «Тучки небесные, вечные странники, цепью лазурною…»), утёс – всегда одинок, даже в череде гор. Утес вечен и вечно прикован к земле, он не может последовать за мимолетной и сиюминутной тучкой. Также, место для события – в “пустыне” – выбрано не случайно, ведь пустыня — это реализация одиночества, а песок — это репрезентация течения времени, как в песочных часах, и старости. Через пейзажное описание читатель осознает, что здесь может присутствовать тема одиночества в старости. А тучка – как символ быстро летящей юности, оставляющей по себе золотую пыльцу памяти, печали и невозможности возвращения.

Также тема одиночества показана через слова “тихонько плачет”. Это с первого взгляда напрямую не связано с одиночеством. Но, если подумать, то утёс не слышен, когда он плачет, не потому, что он тих, а потому что там нет никого, кто бы услышал.

Мы можем предположить, что цель этого поэтического текста – показ естественного течения жизни любого человека, быстротечность юности и одиночество старости.

В этом стихотворении лирические герои напрямую не реализует связь с читателем, а взаимодействие происходит через восприятие (представление образов на основе опыта) читателя. Читая это стихотворение, читатель ассоциирует себя с лирическими героями и их ситуацией. Олицетворение утёса и тучки помогает читателю увидеть и найти своя Я в них.

Структура этого стихотворения характерна для романтизма. Она состоит из двух четверостишиях. Первое четверостишие о взаимодействии и отношениях между тучкой и утёсом. В нем много ярких цветов, позитивных чувств по сравнению со второй частью. Второе четверостишие фокусируется полностью на утесе и его одиночестве. Мы чувствуем и понимаем его печаль и тоску.

Общее впечатление от этого поэтического текста, с моей точки зрения, позитивное, потому что оно помогает читателю задуматься о жизни и оценить ее. 

Использованные материалы