01.03.2021

“К***”

09691a88b1e673e1c1514deb9c33f7aa

Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

Эпитет – чудное мгновенье (передает эмоциональное состояние/чувство лирического Я: спокойная радость, удивление, неожиданные – но моментальные, почти неуловимые)

Лирическое ТЫ (явилась – ж.р.) – обращение на «ты» противоречит правилам этикета 19го века и русской национальной картине мира в целом (в России принято к незнакомым и малознакомым людям, особ. между жен. и мужч. Обращение на «Вы»). Т.е. лирическому Я было важно «приблизить» лирическое ТЫ к себе, ввести в свое личностное пространство.

Сравнения – «как мимолетное виденье, как гений чистой красоты».

Мимолетное виденье – случайное, проходящее мимо, недосягаемое, неприкосновенное для лирического Я. Тема полета, окрыленности лирического ТЫ.

Виденье – ассоциативный ряд нереальности (было на самом деле или показалось?), усиливаемый мимолетностью (невозможность остановить мгновенье, запечатлев его, только выразить в слове).

Гений чистой красоты – Гениальность – дана природой, свыше, естественное начало (гений ума, гений красоты); чистой – не замутненной слухами, верной (лилия, белизна), абсолютной (божественной). Появление божественного начала, сродни Мадонне (Богоматери).

Обращение на ТЫ – подчеркивает близость (духовную, дружба; физическую, пространственную, родство); божественность и царственность лирического ТЫ.

Явилась – явление, не возникла,… Божественное начало!

Создано в 1825 году

Посвящено первой красавице Санкт-Петербурга Анне Керн (в девичестве Полторацкой, племяннице президента Академии художеств Оленина), которую выпускник Царскосельского лицея впервые увидел в 1819 году на приеме в доме ее тетки, княгини Елизаветы Олениной.  Керн к тому времени была замужем за генералом, комендантом Рижской крепости, героем Отечественной войны 1812 года Ермолаем Фёдоровичем Керна и воспитывала дочь Екатерину («Его невозможно любить — мне даже не дано утешения уважать его; скажу прямо — я почти ненавижу его»).

Образ «чистой красоты» Пушкиным был позаимствован у учителя поэта – из романтической повести «Лалла-Рук» Томаса Мура, в переводе Василия Андреевича Жуковского, – что превращает его в этом стихотворении в литературную цитату.

Ах! не с нами обитает
Гений чистый красоты;
Лишь порой он навещает
Нас с небесной высоты;
Он поспешен, как мечтанье,
Как воздушный утра сон;
Но в святом воспоминанье
Неразлучен с сердцем он!

https://rvb.ru/19vek/zhukovsky/01text/vol1/01versus/188.htm

В исходном тексте – гений чистой красоты – Сикстинская Мадонна

 

Лирическое ТЫ – ср. М.Цветаева «Богу и Царю говорят у нас ТЫ».

В томленьях грусти безнадежной,
В тревогах шумной суеты,
Звучал мне долго голос нежный
И снились милые черты.

Первая и вторая строфа – Петербург или окрестности Петербурга (нечто природное, естественное, свободное, противопоставленное «шумной суете» города, уничтожающей человеческое естество)

Эпитет – грусти безнадежной (1ая строка опять формирует эмоциональный фон: тяжкой грусти, безысходности, груза переживаний как постоянного состояния – протяженность, длительность «томлений»; на смену светлого фона 1 строфы приходит темный фон 2 строфы – передающий состояние лирического Я).

В тревогах шумной суеты – источник состояния лирического Я (внутреннее состояние лирического я, представленное как множественное, повторяющееся, нагнетаемое/тревоги; шумной – шум порожден множеством голосов, т.е. дается окружение лирического Я, толпа; суеты – чем занято это окружение, «суета сует», бесполезность и даже вредность действий этой толпы).

Дается противопоставление ситуации вокруг и внутри лирического Я; образа окружающего мира и господствующего во внутреннем мире лирического Я.

Голос – шум, безнадежный – нежный, суета – черты – контекстные антонимы (пустота, серость, расплывчатость и мельтешение – белизна, чистота, четкость и неповторимость индивидуальных черт)

Грусти безнадежной, голос нежный – обратный порядок слов (рифма, позиция конца строки усиливает значение эпитета)

Лирическое Я – любитель свободы, света, общества (но не толпы – суеты, а избранного круга), подверженное меланхолии (юношеской?)

Шли годы. Бурь порыв мятежный
Рассеял прежние мечты,
И я забыл твой голос нежный,
Твой небесные черты.

Шли годы – констатация течения времени.

Развернутая метафора – бурь порыв мятежный рассеял прежние мечты –не природное а общественное явление (мятежный, мятеж – восстание против существующего общественного уклада).

Рассеял прежние мечты – о мечтах юности (влюбленность, поэзия жизни) и о мечтах личности в обществе (демократия, свободы…); индивидуальные и политические надежды

Эпитет – небесные черты (прекрасные + возвышенность за гранью недоступности: небо затянуто бурей, порывы ветра перемен рвут и уносят мечты, заглушают звуки голоса)

Бурь порыв мятежный, голос нежный – обратный порядок слов (постпозиция имени прилагательного по отношению к определяемому им имени существительному; прилагательное обретает признаки предиката, начинает не просто определять, а действовать)

Повторы:

Голос нежный – полный повтор из предыдущей строфы (определяющий признак лирического ТЫ)

Милые черты, небесные черты – частичный повтор (милые и небесные; милые, но небесные, недосягаемые? – соотношение эпитетов как взаимодополняющих или уточняемого и уточняющего?)

Сохраняются ключевые признаки лирического ТЫ (нежность и возвышенность).

Констатация забвения лирического ТЫ лирическим Я – самообман лирического Я (забвения нет).

Лирическое Я – взросление (ужесточение ритма стиха, его мелодики по сравнению со 2 строфой).

Анна Петровна Керн. Неизвестный художник. 1830-е гг. (?). Кость, акварель, гуашь. 6,3 × 4,8 см. Коллекция Всероссийского музей А.С. Пушкина

Третья – южная ссылка; 1820

Весной 1820 года Пушкина вызвали к военному генерал-губернатору Петербурга графу М. А. Милорадовичу для объяснения по поводу содержания его стихотворений (в том числе эпиграмм на Аракчеева, архимандрита Фотия и самого Александра I), несовместимых со статусом государственного чиновника. Шла речь о его высылке в Сибирь или заточении в Соловецкий монастырь. Лишь благодаря хлопотам влиятельных друзей, прежде всего Карамзина, удалось добиться смягчения наказания. Его перевели из столицы в Екатеринослав (Днепропетровск, ныне Днепр), где в это время находилась канцелярия главного попечителя и председателя Комитета об иностранных поселенцах Южного края России генерал-лейтенанта И. Н. Инзова. 17 или 18 мая Пушкин прибыл в Екатеринослав. Там, после купания в Днепре, он заболел лихорадкой. В то время через город проезжал прославленный герой Отечественной войны 1812 года генерал от кавалерии Николай Николаевич Раевский, которому медиками было предписано лечение на Кавказских минеральных водах. Вместе с генералом ехали на Кавказ и его младшие дети: дочери Софья и Мария, а также младший сын Николай, уже имевший чин ротмистра лейб-гвардии Гусарского полка, давний приятель Пушкина еще по Царскому Селу. Николай Раевский обнаружил больного Пушкина в бреду, без лекаря.
С разрешения Инзова Раевские взяли Пушкина с собой на Кавказские Минеральные Воды.

В семье Раевских Пушкин провел на Кавказе «счастливейшие минуты жизни». Генерала он любил за «ясный ум, с простой, прекрасной душою». С его младшим сыном, Николаем, поэта связывала давняя друж6а. Ему он посвятил поэму «Кавказский пленник». В сентябре 1820 года Пушкин писал брату: «Кавказский край, знойная граница Азии, любопытен во всех отношениях. Ермолов наполнил его своим именем и благотворным гением. Дикие черкесы напуганы; древняя дерзость их исчезает. Дороги становятся час от часу безопаснее, многочисленные конвои —излишними… Видел я берега Кубани и сторожевые станицы —любовался нашими казаками. Вечно верхом; вечно готовы драться; в вечной предосторожности! Ехал в виду неприязненных полей свободных, горских народов. Вокруг нас ехали 60 казаков, за нами тащилась заряженная пушка с зажженным фитилем. Хотя черкесы нынче довольно смирны, но нельзя на них положиться; в надежде большого выкупа — они готовы напасть на известного русского генерала. И там, где бедный офицер безопасно скачет на перекладных, там высокопревосходительный легко может попасться на аркан какого-нибудь чеченца. Ты понимаешь, как эта тень опасности нравится мечтательному воображению».

https://diletant.media/excursions/37616176/

В глуши, во мраке заточенья
Тянулись тихо дни мои
Без божества, без вдохновенья,
Без слез, без жизни, без любви.

Четвертая и пятая – ссылка в Михайловское (1824-1826 гг.).

Родовое поместье в Михайловском, где Пушкин был лишен возможности блистать перед благодарными слушателями – владельцы соседних помещичьих усадьб мало интересовались литературой, предпочитая охоту. После шумной, многолюдной Одессы, где он имел возможность общаться с друзьями, ему было трудно переносить одиночество. Это было почти тюремное заключение: ему не разрешалось никуда выезжать, за ним был установлен полицейский надзор.

Мрак заточенья – Во глубине сибирских руд…

В глуши, во мраке заточенья – логическое ударение на «в глуши» (не тюрьма, не каторга, а что-то иное – предположительно ссылка из столиц/ Петербурга и Москвы в глушь, в провинцию). Мрак – не только темнота физическая, но и темнота неразвитость духовная, непросвещенность окружения лирического ТЫ в провинции.

Тянулись тихо, дни мои – постпозиция наречия и притяжательного местоимения (ср. Мои дни тихо тянулись – в прозе). В чем различие? Лирическое Я в глухом, не слышащем и не понимающем его обществе (тихо – негативная коннотация, мертвая тишина; тянулись – вязкая затягивающая тишина болота).

Что дает повтор в каждом слове звука И? Протяжность, плач

Повтор 5х предлога без – абсолютность отрицания (по нарастающей? Тогда божество стоит на лестнице бытия лирического Я ниже любви; или по ниспадающей? И божество и вдохновенье выше?)

Душе настало пробужденье:
И вот опять явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

Душе настало пробужденье: – эмоциональный фон состояния лирического Я. Грамматические формы (пассивная роль души, безсубъектная конструкция) скрывают субъект – причину «пробуждения души» (но он вовне лирического Я).

Можно предположить, что здесь поменяны местами причинно-следственные связи: сначала явилась ТЫ, а потом душа пробудилась.

Кольцевая композиция – через повтор полный строк (2 последние строки 1 и последней строф), но и через повтор строения синтагмы.

Какие знаки препинания расставить можно иначе? Что дает нам эта расстановка?

Вместо , после ТЫ – (тире) грамматически более логично. Почему Пушкин ставит ,? Подчеркивает ли он перечисление признаков как отражение сущности лирического ТЫ (ты, виденье, гений)? Или то, что это – сравнение, нечто привносимое видением лирического Я (только лирическое Я видит так, никто другой)?

1825 году судьба вновь свела Александра Пушкина и Анну Керн в Тригорском поместье, недалеко от которого находилось село Михайловское, куда поэт было сослан за антиправительственные стихи (в имение Тригорское генеральша Керн прибыла с престарелой маменькой и дочерьми, Пушкин тут же отправился к соседям с визитом вежливости). На этот раз Пушкин открылся ей в своих чувствах.
К тому времени Анна Керн почти рассталась с «мужем-солдафоном» (уехала окончательно от мужа в СПб в 1827) и вела довольно свободный образ жизни, который вызывал осуждение в светском обществе. О ее бесконечных романах ходили легенды. Однако Пушкин, зная об этом, все же был убежден, что эта женщина является образцом чистоты и благочестия. По утверждению историков, Александр Пушкин заинтересовал Анну Керн лишь как модный поэт, овеянный славой непокорности, цену которой эта свободолюбивая женщина знала очень хорошо.

 

Поэзия, как ангел утешитель,

Спасла меня, и я воскрес душой.

(Окончание ранней редакции «И вновь я посетил…»)

http://pushkin-lit.ru/pushkin/stihi/stih-794.htm

Именно в Михайловском гений поэта достигает своей зрелости. «Я могу творить», – признается он. Им завершена поэма «Цыганы», написано несколько глав романа «Евгений Онегин», трагедия « Борис Годунов», поэма «Граф Нулин», десятки стихотворений и среди них – «Я помню чудное мгновенье…», «Вакхическая песня», «19 октября 1825г.», воспевающие любовь, дружбу, разум, творческое вдохновение и свободу.
 Романтическая на первый взгляд (необычные обстоятельства, яркая личность героя) поэма «Цыганы» развенчивает героя – индивидуалиста («он для себя лишь хочет воли»). Впервые в поэзии Пушкина появляется мысль о том, что общество имеет свои законы, которым каждый отдельный человек должен подчиняться. Познанию законов жизни общества посвящена трагедия «Борис Годунов» (1825) – одно из самых замечательных произведений Пушкина. Важен выбор времени действия трагедии – конец 16 века – начало 17 века; начало Смутного времени, когда возникла угроза самому существованию русского государства и особенно ярко проявились силы, влияющие на жизнь и историю страны. Сам поэт так определил тему трагедии: « Человек и народ». Ив ней утверждается мысль о том, что судьба каждого человека, будь то простой смертный или царь, связанна с судьбой народа.

http://www.litra.ru/composition/get/coid/00474021229597382788/woid/00068601189525362689/

И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.

И сердце бьется в упоенье – формулировка эмоционального фона лирического Я.

И божество, и вдохновенье – связываются с лирическим ТЫ (музой).

Идет уточнение ценностей – последовательность сохраняется из предыдущей строфы, но читатель понимает, что весь перечень  – проявления единого целого, его неотъемлемые составляющие (нет более или менее значимого, значимо всё – как части целого).

КОЛЬЦА  ТЕКСТА:

– 1 и 5 строфы

– 4 и 6 строфы

Двойная закольцовка – напоминает 2 обручальных кольца как символ духовной и физической близости брачующихся (обручение с музой)

Смысл произведения в том, что всего одно маленькое, даже незначительное для окружающих событие способно полностью поменять тебя, твой психологический портрет. А если меняешься ты сам, то меняется и твоё отношение к окружающему миру. Значит одно мгновенье способно изменить твой мир, как внешний, так и внутренний. Нужно лишь не пропустить его, не потерять в сутолоке дней.

Повтор И 5х (ср. повтор БЕЗ 5х) – в сильной позиции конца строфы и стихотворения – любовь.

Пер. с греческого имени музы Эвтерпа – «увеселяющая». Эвтерпа изображена в гербе муниципального образования «Черная речка» (г. Санкт-Петербург).

"Пушкин и Керн" В.Е. Попков

К единство организуют биографические реалии жизни А.С. Пушкина На невозможность признания узко биографической подоплёки стихотворного послания указывает тематическая и композиционная схожесть с другим любовным поэтическим текстом под названием «К ней», созданного Пушкиным в 1817 году.

Образ героини существенно обобщён и максимально поэтизирован; он значительно отличается от того образа, который предстаёт на страницах пушкинских писем в Ригу и друзьям, созданных в период вынужденного времяпрепровождения в Михайловском.

Жанр стихотворения «Я помню чудное мгновенье…» – любовное послание.

Адресат – лирическое ТЫ (женщина), муза  поэзии и лирики Эвтерпа? (статуя в Летнем саду, Павловске…)  

Сквозные рифмы (виденье – заточенья – вдохновенья – пробужденье) и аллите­рация на согласные «м», «л», «н».

Рифмы – муж. (с ударением на последнем слоге) и жен. (с ударением на предпоследнем слоге) чередуются. Но все они – открытые (с гласным на конце). М.рифма – энергия, сила. Жен.рифма – мягкость, протяжность.

Написано стихотворение пятистопным ямбом с перекрестной рифмовкой – АВАВ. Каждая строфа содержит законченную мысль.

Сильные позиции – название (есть ли оно? На что оно настраивает читателя?); начало и конец стихотворения, начало и конец строфы.

Автограф стихотворения А. С. Пушкин лично подарил Анне Керн перед её отъездом из Тригорского в Ригу, который состоялся 19 июля 1825 года, однако автограф, согласно её воспоминаниям, находился в рукописи второй главы «Евгения Онегина», которую А. П. Керн должна была взять с собой перед отъездом. Пушкин неожиданно отобрал автограф и лишь после просьб вернул его опять (Губер П. Дон-Жуанский список А. С. Пушкина. Харьков, 1993). Помимо прочего, этот эксклюзивный беловой вариант был безвозвратно утерян — судя по всему, именно в Риге, в доме коменданта.

Стихотворение более двадцати раз было положено на музыку. Самым известным стал романс, созданный в 1840 году знаменитым композитором Михаилом Ивановичем Глинкой. Глинка написал музыку под впечатлением от знакомства с дочерью Анны Керн – Екатериной.

В 1836 году, в возрасте 36 лет, Анна Керн снова влюбилась в 16-летнего кадета Первого Петербургского кадетского корпуса, своего троюродного брата Сашу Маркова-Виноградского. Анна прекратила появляться в обществе и стала вести тихую семейную жизнь. Через 3 года родила сына, которого назвала Александром. Всё это происходило вне брака.

В начале 1841 года умер старый генерал Керн. Анна Петровна свободна; в 1842 г. они венчаются и она остается без генеральской пенсии, в непривычной жизни на небольшой достаток.

В ноябре 1865 года Александр Васильевич вышел в отставку с чином коллежского асессора и маленькой пенсией, и Марковы-Виноградские покинули Санкт-Петербург. Жили то здесь, то там, их преследовала ужасающая бедность. В силу нужды Анна Петровна вынуждена была продать свои сокровища — письма Пушкина, по 5 рублей за штуку.

28 января 1879 года в Прямухине скончался Александр Васильевич Марков-Виноградский («от рака желудка в страшных болях»).

27 мая 1879 года в Москве (туда её перевёз сын) умерла и сама Анна Петровна, в «меблированных комнатах», на углу Грузинской и Тверской улиц.

Анна Петровна похоронена на погосте возле старой каменной церкви в деревне Прутня, что в 6 километрах от Торжка — дожди размыли дорогу и не позволили доставить гроб на кладбище, «к мужу». Точное место захоронения на кладбище в Прутне к настоящему времени установить невозможно, однако на кладбище есть символическое надгробие.

К НЕЙ

В печальной праздности я лиру забывал,
Воображение в мечтах не разгоралось,
С дарами юности мой гений отлетал,
И сердце медленно хладело, закрывалось
Вас вновь я призывал, о дни моей весны,
Вы, пролетевшие под сенью тишины,
Дни дружества, любви, надежд и грусти нежной,
Когда, поэзии поклонник безмятежный,
На лире счастливой я тихо воспевал
Волнение любви, уныние разлуки —
   И гул дубрав горам передавал
         Мои задумчивые звуки…
Напрасно! Я влачил постыдной лени груз,
В дремоту хладную невольно погружался,
Бежал от радостей, бежал от милых муз
И — слезы на глазах — со славою прощался!
         Но вдруг, как молнии стрела,
         Зажглась в увядшем сердце младость,
         Душа проснулась, ожила,
Узнала вновь любви надежду, скорбь и радость.
Всё снова расцвело! Я жизнью трепетал;
   Природы вновь восторженный свидетель,
Живее чувствовал, свободнее дышал,
         Сильней пленяла добродетель…
         Хвала любви, хвала богам!
Вновь лиры сладостной раздался голос юный,
И с звонким трепетом воскреснувшие струны
              Несу к твоим ногам!..

Статуя Эвтерпы в Летнем саду (Санкт-Петебург)